Все события

Стартаперы идут в армию

Ведущие российские предприятия оборонно-промышленного комплекса и Российская венчурная компания (РВК) впервые проводят акселерационную программу для стартапов, способных работать на два фронта: в сфере как гражданских, так и военных разработок.


Мобильная автономная роботизированная система повышенной проходимости способна сопровождать пехоту

В ближайшие годы гособоронзаказ будет сокращаться, а значит, перед военными предприятиями встанет проблема загрузки производственных мощностей и сохранения трудовых коллективов. Придется увеличивать производство гражданской продукции на высвобождающихся площадях. За новыми идеями, разработками и продуктами оборонщики обратились к компаниямстартапам.

Федеральный акселератор GenerationS впервые запустил новую площадку, на которой стартапы могут представить свои разработки потенциальным инвесторам, — трек Dual Technologies. Как поясняет руководитель акселератора GenerationS Екатерина Петрова, задача этого трека в том, чтобы транслировать преимущества модели «открытых инноваций» предприятиям в сфере ОПК, которые ранее считались наиболее закрытыми и консервативными, неохотно использующими внешние разработки. Партнеры трека — «Росэлектроника», «Воентелеком», ПАО «Ил». Организаторы площадки, на которой пересекаются разработчики и инвесторы, попытались объединить технологии, разработанные на «гражданке» и имеющие потенциал для применения в производстве военной и специальной техники и вооружения, — и технологии предприятий, связанных с ОПК, которые могут быть использованы в гражданской сфере. Чтобы попасть в программу, проекты должны иметь инновационную составляющую, быть технологически реализуемыми, видеть свои инвестиционные перспективы и иметь компетентную команду. Важно также то, чтобы предлагаемые технологии могли создавать синергетические эффекты, и не только для партнеров GenerationS и инвестиционных фондов, но и для рынков, формируемых Национальной технологической инициативой.

Как рассказал Арсений Брыкин, директор по внешним коммуникациям «Росэлектроники», Dual Technologies были задуманы два года назад. 

«Это первая попытка использовать инновационную инфраструктуру России, венчурный капитал — в данном случае РВК, их компетенции и опыт, для того чтобы научиться ориентировать стартапы на диверсификацию наших предприятий, — объясняет Арсений Брыкин. — Проекты и технологии, которые мы отслеживаем, коррелируют со стратегией развития «Росэлектроники». При этом мы более чем реалистично смотрим на ситуацию и понимаем, что венчур — это риск и многое в оценке команд разработчиков зависит от их умения преподнести себя. Все идеи не могут быть прорывными, но найти такие все же можно».

Отбор проектов осуществлялся в нескольких направлениях, таких как новые портативные источники энергии, новые производственные технологии, сенсорика и компоненты робототехники, технологии беспроводной связи, когнитивные и нейротехнологии и тому подобное.

По словам Екатерины Петровой, экспертиза поданных заявок показала, что разработчикам прежде всего интересны энергетика, технологии изготовления производственных материалов, робототехника, беспилотные аппараты, технологии распределенных данных защиты и анализа информации. «Общая позитивная тенденция — высокая востребованность межотраслевого фокуса среди стартапов и индустриальных партнеров», — уточняет эксперт.

Для стартаперов это неординарная возможность найти вход в корпорации не «с улицы» и «достучаться» до них.

«Для нас, конструкторского бюро малоразмерных авиационных двигателей, специальное применение — первый, наиболее созревший рынок, несмотря на его очевидные сложности. Здесь Dual Technologies помогает как тактически — зайти в крупные концерны, познакомить молодые компании для обмена опытом, так и стратегически — «высветлять» и либерализовать эту сферу, подталкивать ее к формированию более рыночной структуры», — считает Никита из проекта Reynolds — участника трека, который разрабатывает малый турбореактивный двигатель для беспилотников.

Разными путями — на один трек

Участники трека очень разные — кто-то находится на уровне представлений о том, что и как можно сделать, у кого-то есть опытные образцы продукции, единицы имеют продажи и выручку. Но наличие подт в ержденной бизнес-модели не обязательное условие, чтобы стартап мог заинтересовать индустриальных партнеров трека. Главное — иметь разработки, которые могут встроиться в существующие предприятия, а также профессиональную команду.

«Общий уровень участников достаточно высок, при этом стоит отметить, что есть уже готовые бизнес-проекты с набором РИД и защищенными патентами, но они нам были неинтересны, — говорит Евгений Жилков, представитель «Воентелекома». — Естественно, сейчас мы ориентируемся в большей степени на уровень технической подготовки и проработки проекта и нас интересует преимущественно начальный уровень работы команды, ее состав и техническая составляющая. Ключевой критерий отбора проектов — возможность погрузить их в наши разработки и интеграционные решения для наших заказчиков».

«Воентелеком» сегодня работает со стартапами в области телекоммуникаций, рассказывает Евгений Жилков; с некоторыми компаниями есть совместные проекты в рамках разработки изделий как для военного, так и для гражданского рынка. Теперь корпорации интересны стартапы в ИТ-индустрии.

«Мы начинаем погружаться в интернет вещей, машинное обучение и нейронные сети для формирования продуктов автоматизации процессов разработки и эксплуатации сетей заказчиков. Здесь мы смотрим и на edge computing», — отмечает Евгений Жилков.

Среди наиболее интересных участников трека он выделяет автомобильную систему ночного видения Irway, «Марс» (роботизированная платформа), систему оперативного планирования производства и еще несколько проектов. В «Росэлектронике» считают перспективными несколько разработок, в их числе малые турбореактивные двигатели, оптический приемопередатчик, который может увеличить скорость передачи данных по сетям связи, а также проект устройства, способного осуществлять геолокацию в крупных городах на основе не спутниковой навигации (GPS или ГЛОНАСС), а данных сотовых передатчиков.

Irway — одна из немногих команд, уже выведших продукт на рынок: она, по словам основателя компании Максима Кузьмина, продала более 500 систем ночного видения по всей стране, в том числе «Газпрому» и администрации президента РФ. Система может устанавливаться на любой вид транспорта, она включает инфракрасные камеры в фарах головного света и видеокамеру за лобовым стеклом и позволяет сократить в несколько раз время на оценку дорожной ситуации. Водитель видит в темноте на расстоянии до 800 метров. Максим Кузьмин рассчитывает, что основным покупателем станет гражданский рынок, хотя и военные заказчики широко используют технологии ночного видения.

Многие участники трека заинтересованы в оснащении транспорта дополнительными решениями. Sintech Solutions оснащает транспортные средства электрическими двигателями, здесь разрабатывают контроллер и батареи для электротранспорта и готовы снабжать ими любые машины от трактора до квадроцикла, от военного беспилотника до подводной лодки. Рязанское конструкторское бюро «Аврора» участвует в акселераторе с проектом беспилотной транспортной платформы «Марс», которая способна передвигаться в автономном роботизированном режиме по пересеченной местности в сложных условиях. Изначально «Марс» предназначался для транспортировки инженерного оборудования (ретрансляторы, аппаратура для передачи данных, системы защиты воздушного пространства от дронов или даже вооружения). Кроме того, платформа может работать как «мул», перевозя грузы и солдат, и сопровождать их, когда они, к примеру, совершают марш-бросок.

Компания Reynolds производит газотурбинные двигатели для беспилотников.

«Беспилотная история в России, субъективно, прошла пик хайпа, с корабля высадили тех, кто не пережил «возвращения на землю» — теперь спокойно работаем. Рынок показывает двузначный рост, наиболее успешные проекты получили государственные, специальные или нефтяные контракты, небольшие компании экспериментируют в мировом авангарде», — рассказывает Никита Гусев из Reynolds. Преимущества турбореактивного двигателя в сравнении с поршневым двигателем с винтом — более высокая скорость.
«Время на выполнение задания сокращается в четыре-пять раз, а двигатель и топливо для коротких миссий могут иметь массу в два раза меньше. Правда, и стоимость полета получается выше», — объясняет эксперт.

Но эти цифры справедливы для малоразмерных ТРД в сегменте до 100 кг тяги, с высокими показателями расхода топлива и ресурса. На рынке их сегодня нет, и Reynolds работает над созданием такого двигателя.

«В России мы конкурируем с мастодонтами — классическими конструкторскими бюро машиностроения, и у нас есть все шансы. Их нельзя особенно винить — любой проект можно вытащить, увлеченно работая по двенадцать часов в день без выходных, не имея ни одного лишнего бизнес-процесса, практикуя кросс-функциональность и Scrum (гибкая система управления проектами), — рассуждает Никита Гусев. — Но все же генеральный тренд интеллектуально емких инженерных сфер последнего десятилетия однозначен: частные компании берут на себя масштабные задачи, которые раньше были под силу только государственным структурам».

Стартап «Орион» занимается биометрическим процессингом — создает системы распознавания. Как объясняет его основатель Дмитрий Савичев, особенность «Ориона» (реализовавшего уже один проект в сфере авиационной безопасности с «Саратовскими авиалиниями») в том, что они предоставляют телеком-услугу, а не очередную SDK (набор средств разработки). В штате проекта пять человек, и пока нет инвестора. «Рынок биометрии незрелый, но законодательная база активно формируется, что позволяет судить о его потенциале», — говорит Савичев.

Есть среди разработок, заявленных на Dual Technologies, и связанные с промышленным производством: к примеру, индукционный парогенератор и система охлаждения лопаток турбин газотурбинных установок и двигателей. А еще одна разработка нацелена на спасение людей в чрезвычайных ситуациях на высотных объектах. С ее помощью любой не видевший парашюта «гражданский», сев на подоконник спиной к улице и лишь дернув спусковое кольцо, может гарантированно уйти от опасности на специальном парашютирующем устройстве.

Спасательный ранец СПАРС уже более десяти лет разрабатывают в компании «Космические системы спасения» (КСС). Истоки разработки нужно искать в идеях применения надувных тормозных экранов для торможения космических зондов в атмосферах планет, пневматических посадочных амортизаторов для космических аппаратов и катапультных технологий. В КСС, начиная проект, не представляли всего объема проблем, с которыми предстоит столкнуться при разработке этого изделия, оно только с виду кажется простой «надувашкой».

— Недаром пять команд брались за это дело до КСС и не добились успеха, — говорит гендиректор компании Сергей Кулик. — Пришлось создавать новые материалы, проектировать пневмокаркас, привезти из США человекоподобный манекен для проведения испытаний, и провернуть уйму работы, чтобы самим создать национальный стандарт для нового типа парашютирующих устройств с человеком на борту (ГОСТ «Ударопоглощающие системы ложементного типа»)».

Главное отличие чудо-ранца от парашюта в том, что уже через три-пять метров полета человек будет плавно, без набора скорости снижаться внутри упругого надувного каркаса (на людях аппарат пока не тестировали), в то время как парашют типа «крыло» расправится только через 15-25 метров полета, а обычный, с круглым куполом, — через 150 метров. «Ранец» раскрывается принудительно за счет того, что в конструкции имеется эффективная система газонаполнения, быстро наполняющая пневмокаркас, который выполняет одновременно несколько функций: расправляет экранно-купольную систему, формирует воздушную демпфирующую подушку и является элементом катапульты, позволяющей человеку сразу «отскакивать» на безопасное расстояние от аварийного здания.

В СПАРС изготовили десять опытных образцов спасательных ранцев, защитили свою интеллектуальную собственность патентами, но это только начало: люди ощущают потребность в чувстве безопасности на высотных объектах, но это еще не спрос. Потенциально «ранцы» могут быть востребованы и рядовыми потребителями, и высотными отелями (которые могут продавать постояльцам услугу их использования), и оказаться для людей такой же привычной вещью, как подушки безопасности в автомобилях и надувные спасательные плоты на кораблях. У этого продукта есть шансы найти свой рынок, считают в «Росэлектронике». Высотные здания, куда не дотянется пожарная лестница, вполне могут быть оснащены такими устройствами в обязательном порядке; их, возможно, будут использовать в МЧС.

Как говорят в «Росэлектронике», вопрос о производстве гражданской продукции для предприятий ВПК стоит сегодня очень остро, и новые разработки очень востребованы. Причем индустриальных партнеров могут заинтересовать не только сами разработки, но и инициативные компетентные команды, умеющие работать на стыке технологий. Что касается состоявшихся стартаперов, имеющих готовые пакеты предложений, то им та же «Росэлектроника» может предоставить производственные площадки на базе своих компаний. Ведь не секрет, как трудно мелким компаниям выйти на уровень крупносерийного производства.

До апреля участники трека будут проходить акселерационную программу на базе МГУ, Уральского университета и других высших учебных заведений и конструировать модель выхода «двойной технологии» на рынок. У тех проектов, которые успешно пройдут акселерационную программу, появятся новые возможности, обещают в GenerationS, не сообщая подробностей об объемах инвестиций в стартапы. Одна из этих возможностей — войти в число портфельных компаний дочерних фондов РВК и получить инвестиции от «Воентелекома», «Росэлектроники» и ПАО «Ил».

Автор: Вера Колерова


Источник: Эксперт