Поиск по сайту
4 Июля 2019

Екатерина Петрова: «Эффективность акселератора измеряется сделками»

Корпоративный акселератор GenerationS сменил позиционирование крупнейшего акселератора страны и стал платформой по развитию инструментов корпоративных инноваций не только в России, но и за ее пределами. «Инвест-Форсайт» поговорил с директором корпоративного акселератора Екатериной Петровой о том, как строится работа и для чего российский государственный акселератор ведет политику по освоению зарубежных рынков.

Фото: АО РВК. Екатерина Петрова — директор GenerationS

«Инвест-Форсайт»: Екатерина, скажите, что такое GenerationS? В прошлом году модель работы претерпела изменения, с чем это связано?

Екатерина Петрова: Мы работаем с 2013 года, тогда крупный бизнес в России не умел работать с инновациями и не знал какие существуют инструменты, а стартапы, в свою очередь, не работали с механизмами привлечения инвестиций и корпоративных партнеров. Консультантов, которые могли бы помочь этим сторонам найти общий язык — тоже не было. Тогда наша задача стояла так: создать экосистему и в целом измерить спрос на инновации.

В 2015 году в GenerationS впервые появилась линейка корпоративных акселераторов. Партнерами тогда еще отраслевых треков становились корпорации, которые могли за короткий период времени в безопасном для себя режиме, с минимальными вложениями протестировать этот инструмент. Со временем партнеры оценили преимущество работы с технологическими компаниями. Постепенно они стали развивать инструменты «открытых инноваций» самостоятельно — создавать собственные R&D-центры, внутренние акселераторы, работать со стартапами более точечно. Появился запрос на «закрытые воронки» и создание нетиповых продуктов. Поэтому в 2018 году РВК отказалась от отраслевых акселераторов в пользу корпоративных, мы поняли, что пришло время сменить модель — дополнить портфель продуктов технологическим консалтингом.

Сегодня мы помогаем и корпорации формулировать правильные вопросы к стартапу, и стартапу найти на них ответы. Когда к нам приходит стартап с конкретным решением — возможно, очень перспективным, но сырым — мы должны обладать технологией развития проекта, чтобы он мог эту идею, эту технологию предложить рынку.

— Когда вы приходите в компанию, с чего начинается работа? 

— Для начала необходимо провести стратегическую сессию — оценить инновационную готовность партнера. Ведь на самом деле создание собственного акселератора — это не тот шаг, с которого компания должна начинать работу с инновационной средой. Все стартапы разные, находятся на разных стадиях развития и могут требовать различных инструментов поддержки. Одним необходимы прямые инвестиции, другим — площадка для тестирования продукта, третьим — отраслевая экспертиза.

Перед началом поиска необходимо определиться с инновационной стратегией и проблемами, которые компания хочет решить с помощью технологий. Принимая решение о совместной работе необходимо трезво оценить, насколько четко партнер может обозначить свои инновационные приоритеты и предложить ресурсы поддержки. Когда мы убеждаемся, что достигли единого понимания круга задач, мы предлагаем стратегию реализации. Это может быть, кстати, и не акселератор в полном своем объеме, это может быть и более простой продукт.

— Например, какие это могут быть продукты? 

— При смене формата мы разработали несколько продуктов, которые различаются в зависимости от того, на каком «уровне развития» находится партнер. Мы сейчас стараемся выдерживать срок в 12 месяцев с момента запуска до момента внедрения, в ручном режиме со всеми подразделениями внутри отработать все этапы, чтобы получился качественный результат. Есть отдельные внутрикорпоративные образовательные линейки — мы занимаемся обучением сотрудников — у нас есть собственный курс по развитию внутрикорпоративного предпринимательства. И есть отдельный продукт по изучению международного опыта построения инновационных процессов в корпорациях-лидерах в своих отраслях и погружению в инновационную экосистему зарубежных стран. Под задачи партнера формируется индивидуальная программа, которая включает в себя воркшопы, обмен опытом с корпорациями, питч-сессии стартапов. Например, для банков ВТБ и «Открытие» мы делали программы по знакомству с финтех-экосистемой Сингапура. Коллеги посетили офисы крупнейших банков, которые поделились опытом работы с инновациями (например, DBS Bank, ОСBC и др.) и зарубежных акселераторов (Techstars, Plug and Play).

— Насколько в целом российские компании готовы к работе со стартапами, какие сложности встречаются во взаимодействии с ними? 

— Основная сложность в нашей работе — это то, что предложение акселераторов на данный момент превышает потребности корпораций. Поэтому нам важно, чтобы на стороне корпорации-заказчика было видение того результата, который он хочет получить, и чтобы сформировалась команда внедрения инноваций. Наша задача не только найти на рынке инновационные решения, но и создать среду, в которой сотрудники сумели бы работать с инновациями дальше. Акселерация стартапов сейчас действительно очень модное и востребованное направление, все пытаются запускать корпоративные акселераторы, но часто возникает ситуация, когда инновационное решение найдено, а инфраструктуры для его интеграции в компании не оказалось.

— Конкуренция в области технологического консалтинга мешает или помогает? 

— Дает возможность нам совершенствовать свои продукты и создавать новые ценности, чтобы отличаться от других. Мы точечно подходим к запросам каждого заказчика, стараемся не делать шаблонной работы, не предлагать «стандартных» решений. Сначала мы прорабатываем с корпорацией стратегию, отталкиваясь от существующих проблем и уже реализованных решений или программ, и в зависимости от этого уже выстраиваем «дорожную карту» реализации продукта.

— У вас была создана колоссальная технологическая платформа. Вы ее тоже используете в работе или компании строят свои? 

— Мы продолжаем ее использовать, это одно из наших конкурентных преимуществ. Платформа позволяет корпорациям не только видеть поступающую «воронку» стартапов, в ней совмещено прохождение онлайн-курсов, экспертизы, программы акселерации, трекинги пр. Кроме того, мы предусмотрели возможность для корпорации в онлайн-режиме общаться со стартапом, чтобы можно было оперативно решать возникающие вопросы.

— Аналогичные платформы у других акселераторов есть? 

— У многих акселераторов существуют различные платформы для работы со стартерами. Есть платформы, где собираются заявки, есть платформы, где локально решаются другие задачи. Но комплексной платформы, которая бы объединила весь имеющийся функционал акселератора, на рынке нет. Кстати, реализуя эту задачу, мы проводили интервью-сессии с нашими партнерами — акселераторами из США, Канады и Европы, с которыми обсуждали функционал эффективной платформы, для того, чтобы платформа была удобна корпорации — что надо сделать.

— А что касается стартапов, чему вы их учите? Вы были первопроходцами становления акселераторов, изменилась ли за это время сама акселерационная программа? 

— В отличие от многих других программ, мы делаем ставку на поиск и «упаковку» сложных технологических решений. Акселерационная программа состоит из нескольких направлений: образовательного, с упором на развитие бизнеса, и технологического, направленного на внедрение технологии в бизнес корпорации.

Образовательная часть включает в себя серию лекций и воркшопов по бизнес-моделированию, финансовым моделям, юридическому оформлению сделок и др. Эта программа позволяет проектам доупаковать свой продукт или технологию с точки зрения бизнеса для успешной работы на рынке с другими заказчиками.

Технологическая часть представляет собой пилотирование разработки на инфраструктуре корпоративного партнера. Корпорации предоставляют проектам доступ к данным, клиентам, технической экспертизе, лабораториям, при необходимости с помощью ресурсов GenerationS могут быть использованы внешние площадки для пилотирования решения на базе ведущих университетов или технопарков.

Помимо этого, есть менторское сопровождение, которое включает в себя индивидуальную работу проекта с отраслевым или бизнес-ментором. Пилотирование сопровождают и внешние отраслевые эксперты, российские и международные, которые имели опыт внедрения аналогичных решений или близких к ним, способные оказать поддержку корпорации.

Команды стартапов, которые успешно проходят акселерационную программу и выполняют ключевые показатели эффективности (КПЭ) по итогам пилотирования, получают возможность привлечь инвестиции, либо наладить долгосрочное партнерство с заказчиком. Нашу эффективность мы измеряем конкретными сделками, продуктами, которые корпорация выпускает совместно с тем стартапом, который его производит.

— Предубеждения нет, что вы все-таки государственный институт развития? 

— Разумеется есть, это нельзя не признать. Возникает много вопросов и предложений со стороны партнеров относительно порядка работы и бюрократизированных процедур. Но когда наша команда начинает работать как акселератор и показывает результат, нас оценивают не как государственный институт развития, а как команду, у которой есть компетенции, профессионализм, быстрая обратная связь и гибкость. Кроме того, государственный акселератор может позволить то, что частный акселератор не предполагает. Например, мы не берем долю в стартапах и акселерационная программа для них бесплатна, у проектов есть доступ ко всем возможностям РВК от работы с венчурными фондами до поддержки по линии Национальной технологической инициативы (НТИ).

— Помимо смены приоритета с бизнес-акселерации на корпоративную вы начали активно работать на международном рынке. Для чего нужен этот сегмент? 

— Я не верю, что инновациями можно заниматься локально. Любое, более-менее технологическое решение требует международной кооперации и вся наша международная деятельность нацелена на то, чтобы создать глобальное интегрированное инновационное пространство. Именно поэтому в конце прошлого года было принято решение, расширять присутствие GenerationS не только в России. Проанализировав стратегии развития успешных акселераторов, первым шагом мы решили подать заявку на участие международной ассоциации Global Accelerator Network (GAN).

Это независимая ассоциация, созданная акселератором Techstars в 2011 году в партнерстве с государственной программой развития технологических стартапов США Startup America Partnership. Сеть объединяет крупнейшие акселераторы со всего мира, сегодня в нее входят 90 акселераторов из свыше 30 стран мира, GenerationS — единственный представитель России.

Затем, в конце года мы приняли участие в международном форуме Corporate Startup Summit, который проходил в швейцарском Цюрихе — для того, чтобы понять, насколько мы можем быть интересны не только России, но и Европе. Европейское сообщество признало нас лучшими в номинации The Best Corporate Accelerator; российский GnS обошел также вошедшие в шорт-лист F10 FinTech Incubator & Accelerator из Швейцарии и ProSiebenSat.1 Accelerator из Германии.

В мае мы подписали соглашение о развитии линейки корпоративных акселераторов в Королевстве Бахрейн. До конца следующего года мы откроем две программы, участниками которых станут российские и ближневосточные предприниматели. Партнером первого отбора проектов уже выступила крупнейшая телеком-корпорация Ближнего Востока Zain Mobile Telecommunications.

— Почему именно Бахрейн?

— Мы видим потенциал сотрудничества России и Ближнего Востока. И Бахрейн является отличной стартовой площадкой для взаимодействия со всем регионом — отсутствие налогов, развитая финтех-экосистема с песочницей для стартапов на уровне ЦБ, поддержка государства для стартапов в виде грантов и субсидий. Местные партнеры оценили опыт GenerationS в корпоративной акселерации и хотят переложить нашу модель на свой рынок, с целью вовлечения арабских корпораций в стартап-среду для развития местной экосистемы инноваций, а также привлечения наших корпоративных партнеров для взаимодействия со стартапами с ближнего востока. Такое партнерство позволит создать платформу по взаимовыгодному сотрудничеству России и региона MENA.

Фото: АО РВК. Подписание соглашения о развитии линейки корпоративных акселераторов в Королевстве Бахрейн

— Если посмотреть на клиентов GenerationS, то западных компаний (Unilever, Ferring, Airbus, Enel) у вас больше, чем российских. Почему? 

— Западный рынок более зрелый. У многих из них уже выстроена инновационная политика и они точно знают, что хотят найти. И конечно, им интересны российские проекты, они видят их высокий научно-технологический потенциал. Работа с иностранными партнерами в целом продвигает инновационным имидж России на международной арене, что помогает российских стартапам масштабироваться зарубеж, а нам привлекать больше иностранных инвестиций на российский рынок.

— Как за рубежом воспринимаются технологии из России? 

Работая с международным рынком абсолютно четко ощущаешь, что инновации вне политики. Например, если зарубежная корпорация рассматривает несколько проектов из стран Европы, США, Израиля и России, то к российскому стартапу будет больше скепсиса только в связи с тем, что другие страны уже имеют имидж более зрелых игроков, с точки зрения инновационной экосистемы. Тем не менее, это работает не для всех отраслей, например, в ряде направлений, в которых мы себя прочно зарекомендовали, есть отрасли, в которых Россия лидирует, так как существуют программы по развитию таких специалистов (например, кибербезопасность или аэрокосмические разработки).

— Вы привлекаете российские стартапы для работы в международных компаниях или работаете с зарубежными стартапами тоже? Стартапы из каких стран интересуются участием в российском акселераторе?

— География поиска стартапов определяется исходя из потребностей компании-заказчика. Мы можем привлекать как российские, так и зарубежные стартапы. Чаще всего международные корпорации приходят к нам именно за проектами из России и СНГ, так как уже хорошо знают инновационную экосистему за рубежом, имея свою внутреннюю команду инновационных «скаутов». Но, принимая во внимание закрытость наших ВУЗов, найти технологии из России и СНГ им часто бывает сложно, в этом мы им и помогаем. А российские корпорации наоборот хорошо знают ландшафт в РФ и заинтересованы в изучении рынка иностранных проектов. Так, например, 70% стартапов в рамках инновационного отбора Группы «Илим» составили именно зарубежные проекты из таких стран как Швеция, Финляндия, Канада, США, Финляндия и Грузия.

Что касается общего количества иностранных проектов в статистике GenerationS, их доля около 10%, так как мы больше фокусировались на российском рынке. Сейчас, с увеличением спроса на международные проекты, мы стремимся к тому, чтобы в каждом акселераторе их доля была более 20%.

— Какими вы видите задачи на ближайший год? 

— Помимо работы с новыми корпоративными партнерами, у нас есть задача по развитию линейки региональных франшиз в России, мы сейчас как раз проводим анализ регионов, которым это может быть интересно. Заказчиками-франчайзи GenerationS смогут выступить различные субъекты инновационной экосистемы: университеты, бизнес-инкубаторы, технопарки, корпорации развития, кластеры и фонды поддержки инновационной деятельности. Они смогут самостоятельно запускать отбор и акселерацию проектов под брендом GenerationS, заключать договоры с корпоративными партнерами в своих регионах.

Еще одна большая задача — клуб выпускников GenerationS Family. Сообщество достигло того уровня, когда выпускники GenerationS заинтересованы делиться опытом и могут стать поддержкой для «новичков» поэтому мы решили вывести его в офлайн. В этом году состоялись уже 2 очные встречи, где уже успешные стартапы делятся своим опытом, мы в свою очередь рассказываем проектам о возможностях поддержки, которые доступны им даже после завершения обучения.


Все фотографии предоставлены пресс-службой АО «РВК»

Беседовала Т. Каткова

Источник: Инвест-Форсайт
Вы успешно подписались!
Будьте в курсе!
Подписываясь на ньюслеттер проекта, вы соглашаетесь с условиями пользовательского соглашения