Поиск по сайту
23 Декабря 2020

Сергей Макаров: «Наш радар направлен на новые и быстрорастущие сегменты»

Лет десять назад стартапом называли какое-то непонятное дело в интернете, которым занималась модная молодежь. Позже мы все узнали, что стартап это даже не бизнес, а некая инициатива группы людей или одного конкретного человека (его или их еще называют основателями), призванная найти более эффективное решение, отвечающее на существующие или еще не сформированные потребительские потребности. Появились менторы, венчурные фонды, ну и закрутилось завертелось.

Сегодня стартапы уже настолько тесно интегрировались в нашу действительность, что с ними даже сотрудничают крупные корпорации, которым будучи не столь гибкими, мобильными и прогрессивными иногда сложно найти самое оптимальное решение для их насущных проблем. О том, какая синергия возможна между стартапами и корпорациями и как она может трансформировать рынок мы поговорили с Директором по технологическому скаутингу «Уралхим Инновации» Сергеем Макаровым.

— Добрый день, Сергей Евгеньевич! Насколько нам известно, у вас огромный опыт реализации высокотехнологичных проектов, за плечами сотрудничество с акселератором GenerationS, Silicon Valley Insiders и инвестиционной компанией Innov8 Global Ventures. Почему вы решили сфокусироваться на агропромышленной отрасли и возглавить подразделение скаутинга в «Уралхим Инновации»?

— Добрый день! Причин несколько. Прежде всего, при знакомстве с Дирекцией по развитию бизнеса «Уралхим» и инновационным центром «Уралхим Инновация» я увидел команду. Амбиции, готовность принять вызов, слаженность действий — и все это в коллективном формате — очень мотивируют. Это причина персональная. Ну а в целом, повышение конкурентоспособности за счет высокотехнологичных решений наиболее перспективно в «аналоговых» секторах (знаете, есть такие с высокой степенью инерции, страхами перемен). Тут и эффект заметнее, и свои знания применить можно широко, и потребности участников более выраженные. К тому же, я достаточно плавно эволюционировал в направлении приложения усилий: ядерные технологии, потом медицинские, потом химические, и вот гармонично (как мне представляется) влился в сферу фудагротех.

Что касается направления технологического скаутинга, тут все просто: у меня базовое образование техническое, а дополнительное – управленческое в сфере менеджмента инноваций; поэтому мне одинаково легко общаться как с разработчиками технологий, так и с инвесторами и предпринимателями. По сути, это и есть корневая компетенция скаутинга.

— На первый взгляд кажется, что сельское хозяйство и агропром — это самые консервативные из существующих отраслей экономики, но вы наверняка считаете иначе. Что, по вашему мнению, выступит главным драйвером для сельского хозяйства в следующие 5-10 лет?

— Да-да, как и говорил раньше — консервативные. Таковыми и остаются сейчас. Но эта характеристика не несет на себе негатива; консервативность во многом определяется необходимостью избегания рисковых непродуманных изменений (ведь так или иначе, это связано с продовольственной безопасностью и здоровьем в долгосрочной перспективе).

Однако, и тут появляются такие — как вы говорите — драйверы, которые ускоряют развитие отрасли и ее отдельных сегментов, делая необходимым внедрение новых технических решений. Я бы назвал, прежде всего, индивидуализацию потребления. Если сравнение допустимо, то это похоже на индивидуальные настройки смартфона, компьютера, автомобиля (с последним чуть менее заметно, но тренды всем понятны). В перспективе мы придем к тому, что будем заказывать с вами в ресторане блюдо с одним названием, но различным содержанием (например, типов жиров, аминокислот, витаминов и т.д.).

Другой фактор изменений — постепенный (но устойчивый) сдвиг парадигмы от химической к биотехнологической поддержке фудагротех сектора. Опять же, если можно привести быструю аналогию, мы уже не хотим побед на стероидах, нам надо и результат сегодня и перспективу завтра.

— Расскажите, чем занимается подразделение скаутинга в вашей компании и на каких проектах вы фокусируетесь? Ну и почему компания в принципе ищет стартапы, а главное, как это поможет ей стать инновационно-ориентированной?

— Вопрос стоит отдельной беседы, конечно. Если совсем сжать, технологический скаутинг — это такой универсальный «переходник», интерфейс взаимодействия с внешним контуром — научно-исследовательскими организациями, вузами, инвесторами, предпринимателями — с целью поиска технических решений, оценки уровня разработок и существующих бизнесов.

Теперь про целеполагание: у компании нет цели стать инновационно-ориентированной; цель в том, чтобы повысить конкурентоспособность в средне- и долгосрочной перспективе за счет диверсификации и более широкого охвата сегментов, сопредельных якорному бизнесу (в данном случае — производству минеральных удобрений). Поэтому наш радар технологического скаутинга направлен на новые и быстрорастущие сегменты в сфере агротехнологий и пищевого производства.

И наконец, про стартапы. Мы в этом смысле достаточно эластичны; нам интересны любые носители компетенций, на основе которых можно сформировать конкурентоспособные продукты. В ряде случаев это могут быть идущие НИОКР, в других ситуациях мы смотрим на зрелые компании с практикой продаж.

— В поле вашего зрения российские или зарубежные стартап-проекты?

— Не проводим границу. Если так можно сказать, содержание важнее формы. Могу предвидеть вопрос о большей эффективности или ценности зарубежных стартапов и разработок. Тут нет однозначности также. В России исторически сильные научные школы; если потребность именно в поисковых исследованиях, то существует немалый смысл поиска именно здесь. Если же задача в поиске существующего бизнеса с высоким потенциалом глобального роста, то ключевым фактором оценки становится предпринимательская способность, и в таком случае вектор смещается за рубеж.

— Можете рассказать поподробнее, как осуществлялся поиск и коммуникация с проектами?

— Тут мы ничего нового не придумали. Стандартный инструментарий предполагает отдельные «целевые» поиски на фоне постоянного мониторинга уровня разработок. Мониторинг ведем через изучение публикационной и патентной активности; целевой поиск — через прямые контакты с держателями разработок и бизнесов. Понимаете, это достаточно ранняя стадия с точки зрения зрелости бизнеса, поэтому никаких особенно скрытых режимов нет; по большому счету, основные направления интересов известны всем участникам рынка.

Кстати, это есть один из основополагающих аспектов парадигмы открытых инноваций — на ранних стадиях имеет смысл объединять усилия участников, а расходиться и конкурировать нужно только на стадии готового продукта и сегментации потребителей. Потому и с проектами коммуницировать не так сложно, все вопросы канонические: чистота прав, релевантность запросам и прогнозам, практическое подтверждение результатов, бизнес-компетенции команды — основное что мы изучаем.

— Интересно, а много ли по-настоящему прорывных решений, способных кардинально улучшить или поменять бизнес-процессы вы видите именно в сфере удобрений?

— По-настоящему прорывных много не бывает, как понимаете. Их и есть не много. Но точно есть такие технические решения. В частности, не так давно мы завершили проект по поиску технологий и технических решений производства удобрений с контролируемым высвобождением активных элементов.

— Сколько стоящих проектов вы уже нашли и со сколькими из них вы планируете продолжить сотрудничество, ну и в каком формате?

— В каждом направлении (имеются в виду продуктовые направления) мы, как правило, формируем набор из 4-6 технологий/проектов, с которыми уже более плотно прорабатываем цели и инструменты. Само собой, тут многое зависит от стадии разработки и от нашего целеполагания: чем более зрелая стадия и чем выше степень интегрируемости в основное производство «Уралхим», тем точнее метрики оценки, и тем быстрее происходит оценка. В итоге по каждому направлению для финального взаимодействия в рамках инвестиционных проектов остается по 1-3 проекта для каждого направления.

— У российских проектов в данном направлении высокий потенциал? Если нет, то чего им не хватает?

— У российских проектов высокий научно-технический потенциал. Для инвестиционной готовности не хватает, я бы сказал — компетенций глобализации. Под этим я понимаю совокупность навыков инициации и ведения бизнеса за рубежом в соответствии с принятой практикой и ментальными особенностями рынков. И этому невозможно научиться за партой, это именно практические навыки, которые можно освоить только через самостоятельные выходы на зарубежные рынки (что сложнее) или через совместные активности с зарубежными партнерами (что намного легче).

— Компания осуществляла поиск проектов самостоятельно или помогал партнер в лице акселератора? Почему был выбран именно такой формат взаимодействия?

— Очень много ищем самостоятельно с использованием аналитических инструментов, баз данных, отраслевых информационных ресурсов. В ряде специфичных случаев (как в ранее упомянутом примере с поиском готовых технологий в области удобрений) пользуемся внешними партнерами. Наверное, сейчас уже могу говорить: мы привлекали в качестве такого партнера акселератор GenerationS. Причины тут простые: поиск в узкой технологической нише по всему миру и в ограниченном времени требует значительных ресурсов (как человеческих, так и инструментальных), и наши партнеры как раз обладали таким набором компетенций и ресурсов, которые позволили провести поиск и первичную оценку более чем 120 компаний по миру за 1,5 месяца.

— Можете дать несколько советов руководителям стартапов, которые могут прочитать это интервью — как им упаковать свой проект, чтобы попасть в «Уралхим Инновация» и как построить свою коммуникацию с вами и акселератором?

— Давайте так скажу: у стартапов не должно быть цели попасть в «Уралхим Инновация», а они должны быть нацелены попасть на глобальный рынок. Именно с таким драйвом мы их с удовольствием воспримем.

Не так давно с коллегами из агротех и биотех компаний на сессии «Российской венчурной ярмарки» мы пришли к предположению, что помимо научно-технических, технологических и коммерческих аспектов взаимодействия стартапов и корпораций важно быть готовыми психологически. Условно говоря, стартапам нужно постараться понять принципы принятия решений корпорациями, роли и функции отдельных элементов иерархической системы.

Корпорациям же напротив, для эффективного диалога со стартапами надлежит «ослабить тиски», сделав возможным взаимодействие с учетом многих факторов неопределенности стартапа. «Уралхим Инновация» — как раз пример такого адаптированного интерфейса. Так что, коммуникация простая: обращайтесь напрямую, ограничений и барьеров нет. Из нашей практики, любой контакт приносит взаимное обогащение.

— Хотите что-нибудь добавить к нашему интервью?

— Есть предположение, что упомянутая уже парадигма открытых инноваций не работает в достаточной степени для российских корпораций. А между тем, немало технических решений может быть разработано и внедрено именно совместными усилиями. Простые и понятные примеры этого — решения в области энергоэффективности, экологии, производственной безопасности, коммуникации. Возможно, несколько крупных производственных компаний могли бы собраться на единой площадке (например, такой сервисной инфраструктурой обладают практически все институты развития) и реализовать пул проектов.

И да, спасибо вам большое за интерес к нашим активностям и очень ценные вопросы!

Источник: Fertilizer Daily
Вы успешно подписались!
Будьте в курсе!
Подписываясь на ньюслеттер проекта, вы соглашаетесь с условиями пользовательского соглашения