Поиск по сайту
28 апреля 2021

DX: больше, чем ИТ

«Цифровая трансформация» DX требует не только внедрения цифровых технологий и их развития, но и развития «цифровой культуры», пересмотра бизнес-моделей. «„Цифровая трансформация“ предполагает изменение в трех плоскостях — технологии, процессы и люди, — отмечает Леонид Аникин, директор по развитию „Mail.ru Цифровые технологии“. — На основе этих изменений формируются новые бизнес-модели».

Препятствия для DX: называют пять, но реальны только два

«Top five» основных препятствий для DX, отмеченных в ходе опроса DT Index, находятся за пределами ИТ.

  1. Возглавляет этот «топ» недостаток ресурсов. Это понятно и предсказуемо: «цифровая трансформация», конечно, потом откроет перед компанией новые горизонты, но затрат требует уже сейчас. Следующие три пункта, ограничивающие DX, связаны не с финансами, а с нехваткой компетенций.
  2. Препятствие «номер два» по частоте упоминания в ходе опроса, проводимого в рамках DT Index, —отсутствие возможностей извлекать пользу из данных и даже «перегрузка данными», что прямо указывает на отсутствие компетенций в data science и, соответственно, в data driven. Новое отношение к информации в повседневной бизнес-деятельности — очень важный момент. Необходимость доносить до сотрудников важность информации как актива, создающего стоимость для компании, отмечает Алексей Петунин, исполнительный директор SAP CIS. Про важность при «цифровой трансформации» использовать данных в качестве нового актива предприятия, приносящего прибыль, а не только для учета результатов бизнеса или фиксации статуса производственного процесса, как это было ранее, сказано в исследовании KMDA. Еще более категоричен в этом вопросе Алексей Воронков, вице-президент и генеральный директор HP Inc., Восточная Европа, который подчеркивает важность данных, прогнозной аналитики и «искусственного интеллекта»: «Это открывает дорогу новым бизнес-моделям и технологиям, которые меняют многие аспекты нашей повседневной жизни — от того, как люди работают, учатся и отдыхают, до того, как компании проектируют и производят».
  3. На третьем месте — что изумляет! — в ответах опрошенных при подготовке DT Index стоит отсутствие современных решений для бизнеса, которых на самом деле множество, причем как в виде компонент, так и в виде кейсов на всех вертикальных рынках, что позволяет с высокой степенью вероятности нужно выбрать наиболее подходящий и «допилить» по месту. Вряд ли добывающая компания, банк или, предположим, птицефабрика могут оказаться настолько уникальными бизнесами, что их бизнес-процессы не имеют аналогов на всех континентах. Большинство компаний это понимают, поэтому, как говорит Юрий Волщуков, директор по развитию АСУ в «Консом Групп», многие стремятся посмотреть примеры у соседей «по цеху». Но на практике следует понимать, что актуальность доступных решений будет сильно зависеть от состояния ИТ и бизнес-процессов на предприятии, уверен г-н Волщуков.
  4. На четвертом месте — «слабое управление цифровыми ресурсами». По сути, этот пункт достаточно разнообразен, причем включает в себя и два предыдущих, первопричины которых компании осознали и назвали правильно.
  5. Последним в пятерке стоит пункт «проблемы в области кибербезопасности и конфиденциальности данных». Проблемы ИБ, разумеется, сложны и важны, но вполне решаемы при наличии компетенций и готовности инвестировать в это направление. Необходимость в рамках DX проводить «трансформацию безопасности» подчеркивает Брис Щербаков, вице-президент и генеральный директор Dell Technologies в России.
Как видно, в реальности существуют только две проблемы, мешающие «цифровой трансформации» компаний, которые решительно настроены на изменение своего бизнеса: проблемы с ресурсами и нехватка компетенций. В современной экономике нет проблемы с привлечением ресурсов — нужно только правильно оценить их стоимость и выбрать оптимальные форматы — а вопрос компетенций стоит очень остро, причем в ситуации с DX компетенции нужны на всех уровнях. Компетенции надо развивать, причем тут каждая компания должна действовать целенаправленно и системно.

Еще одно ключевое направление для инвестиций

Для достижения оптимального результата DX нужны специалисты самого разного профиля: классические «айтишники», аналитики, финансисты, специалисты по HR, менеджеры, юристы и т. д. Очень важна интеграция экспертизы сотрудников — вопросы в ходе DX часто надо решать не только «на стыке» отделов, но и междисциплинарные.

Компании понимают, что кроме внедрений необходима активная и разноплановая работа с персоналом, инвестиции в обучение сотрудников и в развитие цифровой культуры в целом. Для достижения целей «цифровой трансформации» требуется изменить бизнес-культуру компаний, говорит Тарик Альхаурани, исполнительный директор Kyocera Document Solutions Russia.

«Удаленная работа помогла выявить многим корпорациям „слабые“ стороны своих сотрудников и в целом организационной структуры», — подчеркивает Екатерина Петрова, директор корпоративного акселератора GenerationS. Но развитие современного телекома для DX необходимо, но недостаточно, чтобы все эти телеком-инновации раскрыли свой потенциал, нужно работать с повышением цифровой культуры компании. «Эффективная работа напрямую зависит только от сотрудника, его собранности, умения расставлять приоритеты, темперамента и уважения к задачам, которые он выполняет», — говорит г-жа Петрова.

Новую «цифровую культуру» называют одним из ключевых факторов успеха «цифровой трансформации» участники опроса, проведенного в ходе исследования KMDA. Российский бизнес понимает, что, если поменять модели бизнеса, но сами сотрудники при этом не изменятся — DX не случится. Изменение подходов к повседневной работе у сотрудников не является разовой акцией, это постоянный процесс, поэтому самообучение, гибкость и способность работать и принимать решения в условиях постоянных изменений являются требованием для каждого работника трансформируемой компании.

Персонал — готов!

Отрадно, что необходимость развития цифровых навыков и цифровой культуры в российских условиях прекрасно понимают как компании, так и сотрудники — большинство российских сотрудников, 88%, по данным опроса Cisco, проведенного в 12 странах, включая РФ. «Опрос показал, что в России работники оценивают перемены, связанные с удаленным или гибридным режимом работы, в целом так же, как и их европейские коллеги, — сказал Джонатан Спарроу, вице-президент Cisco по работе в России и СНГ. — В связи с распространением дистанционной работы мы видим, что люди начинают обращать больше внимания на корпоративную культуру».

Корпоративные культуры тоже развиваются, в условиях DX очень часто динамика направлена на демократизацию, когда к мнению сотрудников прислушиваются при приятии важных решений для всего бизнеса. Это естественным образом повышает эффективность сотрудников, которые, оказавшись вовлеченными в процесс принятия решений, более эмоционально реагируют на успехи компании, ощущают ответственность за ее развитие и т. д., как отмечают аналитики KMDA. Также в отчете подчеркнуто, что для этих процессов крайне важны средства командной работы, которые кроме своих обычных задач помогают вовлекать сотрудников в процессы новой корпоративной культуры.

Новая «цифровая культура» — путь к глобализму

Культура меняется как внутри компаний, так и глобально, в целом бизнес-сообществе. «Произошла демократизация бизнес-коммуникаций, — отмечает Владислав Шершульский, руководитель направления перспективных технологий Microsoft в России. — Теперь есть возможность общаться с партнерами и заказчиками из любой точки мира удаленно без необходимости куда-то ехать».

Это приводит к глобализации компаний, которые активней ищут поставщиков, покупателей и партнеров на рынках в других регионах и континентах, причем это восходящий тренд несмотря на пандемию. Владимир Литошенко, старший вице-президент First Line Software, описывал ситуацию, когда его российская компания-разработчик, активно работающая, в частности, на австралийском рынке, проводила вебинар для британских клиентов, а на него пришли многие слушатели из Юго-Восточной Азии. Такие прецеденты быстро становятся нормой, что крайне важно для российского бизнеса.

«В эпоху цифровой трансформации технологии совместной работы становятся основой успеха для любого бизнеса», — уверен Максим Репин, руководитель подразделения Cisco по продвижению технологий для совместной работы в России.

«Наш опыт показывает, что встраивание „голоса“, видеосвязи, мультимедийных сообщений, чатов и других инструментов коммуникации расширяет возможности цифровизируемых процессов организаций и способы решения задач, которые эти процессы обслуживают», — отмечает Никита Журба, генеральный директор фирмы «Светец».

DX ведет не к безработице, а к образованию

Нет, «цифровая трансформация» во всех своих формах — как рассматриваемых нами в этом цикле статей, так и относящихся к «Индустрии 4.0» с широкой автоматизацией-роботизацией — напрямую не ведет к массовой безработице, хотя рынок труда перекраивает очень сильно.

«От „цифровой трансформации“ в итоге выигрывает как бизнес, так и отдельно взятые люди, — отмечает Максим Рябов, сооснователь технологической платформы для планирования и мотивации массового персонала Goodt (входит в группу компаний ЛАНИТ). — Благодаря автоматизации человек освобождается от рутинной работы и получает возможность заниматься более творческой деятельностью».

Действительно, как отмечает Валентин Макаров, президент Ассоциации «Руссофт», «цифровая трансформация» часто приводит к замещению человека в бизнес-процессах на интеллектуальные ИТ-системы, управляющие этими бизнес-процессами, описанными их цифровыми моделями. Но это приводит лишь к тому, что людям приходится менять функции, место работы, а иногда и специальность. Новые специальности, востребованность которых высока, появляются в больших количествах.

«„Цифровая трансформация“ стала неотъемлемой составляющей для многих компаний, рынок труда изменился, появились новые требования к существующим профессиям, а также совершенно новые специальности», — отметила Кристина Тихонова, президент Microsoft в России.

Ситуация диалектическая. С одной стороны, ряд факторов — «цифровая трансформация» только один из них — вынуждают все больше людей в ходе трудовой деятельности к необходимости получать новую специальность. Но для многих DX — прекрасный инструмент для увеличения эффективности на рабочем месте.

«„Цифровая трансформация“ в медицине призвана не заменить врачей, а наоборот — дать доктору больше времени на индивидуальный контакт с каждым клиентом, чтобы предоставить не только максимально точную постановку диагноза, но и высочайший уровень сервиса», — говорит Егор Сафрыгин, директор по цифровой трансформации бизнеса многопрофильной клиники «Европейский медицинский центр».

В широком смысле всю ситуацию в XXI веке характеризует быстрый рост темпов развития цивилизации, следствием которого является и появление/отмирание профессий, и необходимость DX. С соответствующими изменениями в повседневной жизни многие начинают сталкиваться только сейчас, хотя ситуация была ожидаема. Смена специальности на протяжении трудового стажа, которая сейчас пугает многих, по сути, является дальнейшим развитием концепции непрерывного образования, необходимость которой еще в прошлом веке предсказали ряд ученых-провидцев, в частности, профессор Виктор Кан-Калик.


Что это значит для ИТ-рынка

Драйвером роста расходов в 2021 году будут не только инвестиции в традиционные ИТ, сколько в новые инициативы вокруг ИТ и в развитие «цифрового бизнеса», как отмечает Джон-Дэвид Лавлок, вице-президент программы исследования Gartner. Как видно, аналитики Gartner пришли к такому же выводу, что и опрошенные нами эксперты — инвестиций требуют не только хард и софт, но и реинжиниринг бизнес-процессов, цифровая культура, новые формы взаимодействия и прочие составляющие «цифрового бизнеса». Рост будет продолжен в 2022 году, но динамика ожидается более скромная — 5,5% год к году.

Экономике от ИТ-рынка нужны не только компоненты и интеграционные решения, но и консалтинг, построенный на разноплановой экспертизе. В общем случае попавшие в новую экономическую реальность компании испытывают сложности в самых разных задачах: от привлечения инвестиций для DX до юридической поддержки соответствующих инноваций, от ИБ до риск-менеджмента. В ряде случаев компаниям-заказчикам не хватает прямых знаний. Например, вполне возможно, что есть успешные кейсы «цифровой трансформации», подходящие под бизнес заказчика, но где узнать про них? «Соседи» по локальному рынку о своих успешных кейсах рассказывать прямым конкурентам, по понятным причинам, не будут, надо искать примеры на других континентах. Но заказчикам крайне проблемно продираться через языковые барьеры, оценивать ситуацию в масштабе дальних рынков и пытаться транспонировать решения на свои реалии, поэтому компании будут рады получить предложения с готовыми кейсами от интеграторов, а может, и от вендоров.

Кроме компонентов компаниям нужна организация многопрофильного обучения сотрудников. «Цифровая культура» сама расти не будет, во всяком случае, с требуемой скоростью. Тут тоже нужен системный подход, а не набор из разрозненных курсов, деловых игр, вебинаров и конференций. «Организациям требуется тренировать персонал и выстраивать процессы для того, чтобы была возможность извлекать уроки, адаптироваться и направлять усилия в нужное русло», — говорит Борис Щербаков, вице-президент и генеральный директор Dell Technologies в России. Обучение должно быть постоянным и не ограничиваться стандартными тренингами, считает он.

В организации нужных программ по обучению/переобучению корпоративным заказчикам тоже нужна помощь, так как в большинстве случаев это направление будет для них совершенно новым. «Требуются люди с новой системой взглядов, ориентированной на бизнес и, как следствие, на применение технологий, которые помогут компании заработать еще больше и стать успешнее, — говорит Игорь Потоцкий, генеральный директор компании „ЛАНИТ — Би Пи Эм“. — Такие сотрудники воспринимают цифровые технологии как неотъемлемый компонент продукта, который покупает их клиент».

Наконец, игроки рынка должны перестроить собственные бизнесы, и чтобы отточить понимание современных процессов на практике, и чтобы стать образцом для партнеров и для заказчиков. Многие гранды рынка так и поступают. Алексей Воронков отмечает значительные изменения во внутренней структуре компании, к которым приводят процессы «цифровой трансформации» вендора, а также к изменениям во взаимодействиях с партнерами и клиентами. Про внутренние изменения в компании говорил и г-н Щербаков в интервью CRN/RE, отмечая, что накопленным опытом корпорация Dell охотно делится с партнерами и заказчиками.

Источник: CRN/RE
Вы успешно подписались!
Будьте в курсе!
Подписываясь на ньюслеттер проекта, вы соглашаетесь с условиями пользовательского соглашения